Макарий, митрополит Московский и всея Руси


Макарий, митрополит Московский и всея Руси
Макарий (1481/1482 – 31 XII 1563) – митрополит Московский и всея Руси, автор грамот, посланий, инициатор и составитель ряда крупных книжных сводов. Биографические сведения о М. скудны и рассыпаны по различным источникам; исключение составляют последние три с половиной месяца его жизни (с 15 сентября по 31 декабря 1563 г.), которые подробно описаны (по-видимому, духовником и восприемником М., будущим всероссийским митрополитом Афанасием, в миру Андреем) в Сказании о последних днях митрополита Макария. Кроме того, сведения о жизни М. содержатся в его «Прощальной грамоте» от 31 декабря 1563 г. (АИ. Т. 1, № 172), завершающей «Сказание о последних днях», других его грамотах, сочинениях, речах и летописных рассказах (см.: Летописный сборник, именуемый Патриаршею, или Никоновской, летописью // ПСРЛ. СПб., 1904. Т. 13, ч. 1. С. 180–183, 192–197 и др.). Место рождения и сословие, из которого происходил М., неизвестны. Дарственная запись на его Евангелии 1532 г., вложенном М. в библиотеку Пафнутиево-Боровского монастыря, сохранила имена его родителей: Леонтий и инокиня Ефросиния. Многолетняя деятельность М. может быть разделена на 4 крупных периода: начальный (почти 30-летний) – период его пребывания в Пафнутиево-Боровском монастыре; три года, когда он был архимандритом можайского Лужецкого монастыря; 16-летнее архиепископство в Новгороде и Пскове и завершающий московский (22-летний сложный, разделенный несколькими вехами) этап его деятельности как всероссийского митрополита. В кон. XV в. М. постригся в монахи в Пафнутиево-Боровском монастыре. В Хронографе редакции 1599 г. под 15 февраля 1523 г. (список из библиотеки Феофана Прокоповича – ГИМ, собр. Уварова, № 1362/23, гл. 221, л. 1041) сказано, что М. был там последовательно произведен «...в четцы, и в подьяконы, и во дьяконы, и свершен бысть в попы». С этого времени и до последней своей попытки вернуться туда перед смертью он не порывал своих связей с Пафнутиево-Боровским монастырем и оставался последовательным сторонником господствовавших там идей Иосифа Волоцкого. В феврале 1523 г. (по свидетельству того же Хронографа) митрополит Даниил поставил М. в архимандриты Лужецкого монастыря. Датировка этого события 1506 г., принятая П. М. Строевым (Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877. Стб. 179) и А. А. Зиминым (Россия на пороге нового времени. М., 1972. С. 137 и др.), а также дата 1516 г., предполагаемая Е. Е. Голубинским, как показал П. Веретенников (Повесть о кончине... С. 75–77), ошибочны. В 20-е гг., по-видимому, во время поездки Василия III на богомолье «о чадородии», произошло сближение М. с царем. 4 марта 1526 г. М. был поставлен новгородским архиепископом. Назначение это, по мнению А. Н. Насонова (История... С. 390–393), опиравшегося на материалы чернового варианта повести о втором браке (О пострижении великиа княгини Соломониды – ГБЛ, Музейн. собр., № 3841, л. 277–288), явилось следствием тонкого дипломатического поведения М. относительно вопроса о разводе Василия III с Соломонидой и заключении царем второго брака. Н. А. Казакова (Очерки... С. 212) предполагает даже, что статья о добровольном пострижении Соломониды («Совокупление второго брака») была включена в Летописец Пафнутиево-Боровского монастыря при личном участии М. Во время архиепископства в Новгороде М. поддерживал великого князя Василия III в его борьбе с удельными князьями (Андреем Огарицким и др.), способствовал усилению влияния Москвы в новгородской и прилежащих к ней землях. Соратник московского митрополита Даниила, архиепископ М. провел в жизнь решения собора 1503 г. по реорганизации монастырей: ввел с 1528 г. в новгородских монастырях как обязательный общежительный устав (заменив им «особножитие»), разграничил мужские и женские монастыри и проч. Об этом он пишет (в 1526–1527 гг.) в своем Послании Василию III (ДАИ. Т. 1. № 25) и в Уставной грамоте (1526–1530 гг.) игумену Духова монастыря Тихону (АИ. Т. 1. № 292). Его переписка этих лет в основном касается вопросов переустройства и централизации церковного управления (см. его неизданное Послание митрополиту Даниилу от 17 февраля 1536 г. о поставлении смоленского епископа – ГИМ, Синод. собр., № 183, XVI в., л. 801–802 и под той же датой – его «Повольную» о поставлении смоленского епископа Саввы Слепушкина – ГИМ, Синод. собр., № 173, XVI в., л. 802 об., а также его «Повольную» от 3 марта 1539 г. об избрании митрополита Иоасафа – ГИМ, Синод. собр., № 183, XVI в., л. 734 об.–735; ААЭ. Т. 1. № 184/IV). В 1538 г. по инициативе М. постриженик Пафнутиево-Боровского монастыря Аркадец, составляя четью-минею за июль месяц, включил в нее «Просветитель» Иосифа Волоцкого (Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные антиеретические движения на Руси XIV – начала XVI в. М.; Л., 1955. С. 440), а позднее, в 1546 г., – Савва Черный составил и официальное Житие Иосифа Волоцкого. С помощью миссионеров (иеромонаха Ильи и Феодорита) новгородский архиепископ способствовал распространению христианства среди карело-финского населения северных окраин Руси, а также строительству там монастырей: об искоренении языческих требищ и обрядов он пишет 25 марта 1534 г. в грамоте, направленной в Вотскую пятину (ДАИ. Т. 1. № 28). При М. была произведена реставрация многих новгородских икон и церквей, был отлит большой колокол для кафедрального Софийского собора, поновлены там фрески, украшен иконостас. В 1535 г. по его указанию во Пскове был построен архиепископский дворец, в котором работали писцы и книжники М. О широте технических интересов М. свидетельствует поддержка им строительства в Новгороде на р. Волхов первой водяной мельницы, правда, окончившегося неудачей: мельница была смыта весенним паводком (ПСРЛ. Псковская I летопись. СПб., 1848. Т. 4. С. 297; Псковские летописи. Вып. 1 / Пригот. к печ. А. Н. Насонов. М.; Л., 1941. С. 104). В период новгородского архиепископства М. широко развернулась его литературная, книгописная и редакторская деятельность. Около 1539 г. по его инициативе был составлен так называемый Владычный свод Макария, продолжавший Летопись Новгородскую IV и владычный свод архиепископа Евфимия (Насонов. История... С. 467–470); продолжение работы над этим сводом велось впоследствии в Москве. В 1540 г. вместе со священником Агафоном М. составил «Великий миротворный круг», в котором пасхалия была вычислена на 532 года вперед. Опираясь на книгописные традиции кружка новгородского архиепископа Геннадия, используя постоянные связи с книгописным центром Иосифо-Волоцкого монастыря и литературное окружение, представлявшее, по определению И. У. Будовница, «своеобразную академию XVI в.» (Русская публицистика... С. 194), М. к концу архиепископства осуществил идею собрать воедино «все чтомые» на Руси оригинальные и переводные книги, преимущественно агиографические и дидактические, и создал на их основе грандиозный 12-томный помесячный книжный свод ежедневного чтения (с расположением материала в порядке церковного календаря) – Великие Минеи Четьи. В 1541 г. эта первая из трех редакций ВМЧ была передана им в библиотеку новгородского Софийского собора как вклад «на помин души» его родителей (известна как Софийский список). Позднее, в московский период деятельности М., на этой основе были созданы два других списка (редакции) ВМЧ. 16 (19) марта 1542 г. М. был поставлен митрополитом московским и «всея Руси». Близкий царскому двору еще в бытность новгородским архиепископом (особенно после его поездки в Москву в 1534 г. в связи со смертью Василия III, когда наследнику царского престола шел всего четвертый год), М. занял при Иване IV положение царского советника, участвовавшего в решении важнейших государственных проблем (бывали случаи, когда он даже подменял царя). С назначением М. митрополитом при московском великокняжеском дворе усилилось положение «иосифлянской» группировки, поддерживаемой Саввой Крутицким (Черным), новгородским архиепископом Феодосием, рязанским и муромским епископом Леонидом и др. Московский период деятельности М. начался с осуществления доктрины, утверждавшей теократический характер царской власти и необходимость союза власти мирской с церковью, при главенствующей роли церкви. Впервые эту идею он провозгласил всенародно 16 января 1547 г. в своем Поучении, обращенном к царю, во время пышной церемонии венчания на царство Ивана IV. Поставление на царство было совершено по «Чину венчания на царство» (ДАИ. Т. 1. № 39), составленному самим же М. с привлечением текста «Чина поставления на великое княжение Димитрия Ивановича» (1498 г.), Сказания о князьях владимирских и выдержек из Второго послания Иосифа Волоцкого «На еретики» (Зимин А. А. О политической доктрине Иосифа Волоцкого // ТОДРЛ. М.; Л., 1953. Т. 9. С. 177). 2 февраля этого же года М. вторично выступил с публичной напутственной речью, обращенной к царю и царице Анастасии, во время совершения свадебного царского обряда (ДАИ. Т. 1. № 40). Происшедшие в июне 1547 г. в Москве всеобщие волнения («смущение»), вызванные пожарами (в одном из которых М. едва сам не погиб), боярскими мятежами, расправой над Ю. В. Глинским и завершившиеся царскими репрессиями, побудили М. предпринять неудавшуюся ему попытку удалиться со своего поста в Пафнутиево-Боровский монастырь, но уже 1 августа 1547 г. он рассылал свое «Окружное послание» о милостыне Святогорским старцам (АИ. Т. 1. № 300). После июньских пожаров М. сближается с Сильвестром, склонявшим тогда царя к участию во всеобщих публичных покаяниях москвичей в совершенных грехах и примирению представителей всех сословий. (С помощью «печалования» М. тогда смог добиться царского помилования для князей В. М. Глинского и И. И. Турунтая-Пронского). В сформировавшуюся околоправительственную группировку вошли, кроме М. и Сильвестра, А. Ф. Адашев и новые царские родственники, принадлежавшие старинному московскому боярскому роду Захарьиных; близок к ней был также А. М. Курбский. Именно такой «покаянно-демагогический характер» носили и первые созванные по инициативе М. так называемые «соборы примирения» 1547, 1549, 1550 гг. (Шмидт С. О. Становление... С. 182–183, 193): для них было характерно произнесение покаянно-примирительных речей, с которыми выступали и сам глава русской церкви, и царь, и бояре, бившие челом освященному собору о своих «винах» и получавшие прощение. В духе подобных увещевательных речей было выдержано и публичное выступление митрополита во Владимире в декабре 1549 – январе 1550 г. перед войском во время первого неудачного похода Ивана IV на Казань, в котором М. осуждал царившие в армии местничество и беспорядки (ПСРЛ. Т. 13, ч. 2. С. 460–461). На соборах 1547 и 1549 гг. многочисленные местночтимые святые были канонизированы как общерусские (см.: Окружное послание. М. 1547 г. об установлении празднования новым русским святым // ААЭ. Т. 1. № 213). Соборы эти способствовали централизации церковного управления и унификации церковных обрядов (о необходимости чего М. писал еще в грамоте 1543 г.). Пантеон общерусских святых при М. увеличился с 22 более чем на 30 имен, а после этих соборов – еще на 6 имен. Сбор материалов о «новых чудотворцах», необходимый для их канонизации, и написание житий и похвальных слов, к чему М. привлекал многих известных русских и иноземных писателей (таких как В. М. Тучков, Лев Филолог, Василий-Варлаам и др.), способствовали развитию в литературе той поры агиографического жанра. Нововведением времен М. было обсуждение на церковных соборах вопросов «земского устроения», благодаря чему церковь получила возможность прямого вмешательства в дела светской власти, хотя и под видом поддержки ею политики примирения светских феодалов (Шмидт С. О. Становление... С. 194–195). Этой особенностью, очевидно, и объясняется интенсивность, с которою М. проводил соборы в кон. 1540 – нач. 1550-х гг., созывая их почти ежегодно. После прихода к правлению в кон. 1549 г. Избранной рады, поддерживающей секуляризационную политику правительства, между М. и Иваном IV произошел обмен посланиями по спорному вопросу о митрополичьих и монастырских слободах, а в феврале–августе 1550 г. в «Ответном послании» царю о «святительском суде» и о владении церкви недвижимым имуществом М. сделал попытку документально обосновать право церкви на землевладение. (Текст «Ответного послания» по списку ГБЛ, Волоколам. собр., № 522 был издан в 1863 г. Н. И. Субботиным; в 1960 г. Г. Н. Моисеева ввела в научный оборот еще два списка послания – ГПБ, Q.I.214, л. 364–386 и ИРЛИ, Печорское собр., № 7, л. 170–192 об., опубликовав по последнему списку его «старшую редакцию»). Повторно М. обращался к этой теме в своей речи 1550 г. на соборе о монастырском землевладении и в «Наказной грамоте» 1551 г. Стоглавому собору. В этом споре «иосифлян» с «нестяжателями» верх одержала группировка М., которая оказалась в большинстве на Стоглавом соборе, состоявшемся в 1551 г. Решение собора, содержащее ответы церковников на вопросы царя, было оформлено как уставной сборник из ста глав – Стоглав. Вопрос о степени участия М. в составлении Стоглава спорный; А. А. Зимин считает, что М. принимал участие в составлении только ответов царю, а в ряде глав Стоглава (гл. 3, 33, 35, 60, 62, 63, 75) лишь использованы его послания, грамоты и указы (Зимин А. А. И. С. Пересветов... С. 93–94). Серию соборов против «еретиков» открыл созванный М. в феврале 1549 г. собор, на котором за «еретичество» был «окончательно отлучен», разжалован и отправлен в ссылку архимандрит Чудовского монастыря Исаак Собака, ранее уже осуждавшийся за «порчу» книг вместе с Максимом Греком. Подготовительные материалы собора 1549 г., о содержании которых митрополит уведомлял царя (см.: Письмо М. Иоасафу 9 ноября 1548 г., исследованное Н. Н. Покровским // Судные списки...), свидетельствуют о том, что М. сумел дипломатично обойтись на соборном суде без упоминания имени опального Максима Грека. Сложность взаимоотношений М. с Максимом Греком раскрывается в их переписке 1546–1547 гг. Хорошо знакомый с сочинениями и переводами писателя, М. включил некоторые из них в состав ВМЧ, постоянно продолжая откликаться в своей книжной деятельности на поставленные в них филологические проблемы. Однако многие годы (до 1551 г., см.: Насонов А. Н. История... С. 393, 487) он на челобитные Максима Грека о помиловании ограничивался ответом: «узы твоя целуем, яко единаго от святых, пособити же тобе не можем». На церковных соборах, проведенных М. в течение октября 1533–января 1554 г., были осуждены за публичную критику пышной обрядности официальной церкви и идейные с ней расхождения Матвей Башкин и троицкий старец Артемий (суть «измены» Башкина и Артемия изложена в Соборной грамоте в Соловецкий монастырь – ААЭ. Т. 1. № 239). В 1554–1555 гг. М. созвал собор, осудивший как «еретика» Феодосия Косого. Однако попытку дьяка Посольского приказа И. М. Висковатого привлечь к обвинению по делу Башкина (1553 г.) также и Сильвестра, приписав ему поощрение неканонической росписи Благовещенского собора Московского Кремля, М. не поддержал. Он потребовал от Висковатого прекратить всенародные выступления на подобные темы, дабы никого «не возмущати», и письменно изложить свои претензии к иконописцам: «Пригож прийти... и правителем церковным извещение положить о своем мнении» (ЧОИДР. 1848. Кн. 2. С. 20). Текст «Розыска» по этому делу (Бодянский О. Розыск, или Список о богохулных строках и о сумнений святых честных икон диака Ивана Михайлова сына Висковатаго в лето 7062 // ЧОИДР. 1858. Кн. 2. С. 13, 28 и др.) свидетельствует, что М. сумел отстоять в споре с Висковатым «каноничность» аллегорических образов иконографии, которым следовали новгородские и псковские мастера, поновлявшие росписи Благовещенского собора под руководством Сильвестра. Деятельность М. в 1552–1555 гг. связана с победоносным походом Ивана IV на Казанское царство (в это время царь оставлял митрополита в столице «вместо себя»). 1552 г. датируются два послания М. царю и боярам, содержащие призывы к единению подданных под властью самодержца для победы над врагами «неверными»: «Послание поучительно» в Свияжск 21 мая (АИ. Т. 1. № 159) и «Учительное послание» от 13 июля, обращенное к царю, которое царь «велел прочитати всем боярам и воеводам» (АИ. Т. 1. № 160). К этому же времени с относятся его пламенные речи, обращенные к войску перед началом похода, перед штурмом Казани и по случаю торжественной встречи царя после одержанной победы (ПСРЛ. Т. 13, ч. 1. С. 180–183, 192–197; ср. также Казанскую историю). В 1555 г. М. провел церковный собор, на котором была образована новая Казанская епархия, а 3 февраля участвовал в поставлении первого казанского архиепископа Гурия. При поддержке М. создаются в эти годы грандиозные, пышные памятники архитектуры и литературы, в которых прославляется величие и сила русского самодержца (а с ним – и главы российской церкви), такие как храм Василия Блаженного на Красной площади, роспись Золотой палаты Кремля, Летописец начала царства. Та часть Летописца, которая повествует о событиях 1534–1553 гг., основана на материале Макарьевского владычного свода (см.: Летописный сборник, именуемый Патриаршею, или Никоновскою летописью // ПСРЛ. Т. 13, ч. 1); в состав Царственной книги включены два послания М. 1552 г. (см.: ПСРЛ. Т. 13, ч. 2). В эти же годы завершается составительская и редакторская работа М. над двумя московскими списками ВМЧ – Успенским (предназначавшимся для Успенского собора Московского Кремля) и Царским (сделанным для царя Ивана IV). С сер. 1550-х гг. происходит постепенное отдаление М. от правительственных дел. В 1553 г. во время болезни царя и споров о престолонаследии М. не поддерживал ни партии Димитрия, ни партии Владимира Андреевича Старицкого. Собор, созванный М. в 1556 г. в связи с новым обострением межсословной борьбы, решал судьбы различных категорий служилых людей и разбирал случаи местничества с прежних традиционных позиций – примирения враждующих социальных прослоек. 30 января 1557 г. митрополитом и царем были направлены к константинопольскому патриарху, вместе с приезжавшим за «милостыней» греческим митрополитом Иоасафом, русские послы Ивашка Волков и архимандрит Евфимиевского монастыря Феодорит с целью получить от вселенского собора «Грамоту утвержденную» с «благословением» Ивана IV на право применять царский титул при оформлении международных дипломатических бумаг (ср. освещение этой темы в грамоте 1555 г. в Литву по поводу перемирия России с польским королем Сигизмундом-Августом: Карпов Г. О. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. 2. (1533–1560) // Сборник Русского исторического общества. СПб., 1887. Т. 59. С. 470–478. № 31). В эти же годы М. был написан ряд наставительных посланий о церковных делах: послания новгородскому архиепископу Пимену от 18 декабря 1555 г. об иноке Авраамии Юрьева монастыря, служившем литургию без епитрахили, и от 6 февраля 1558 г. о священнике, неокончившем литургию из-за припадка (опубликовано вместе с предшествующим посланием (см.: ААЭ. Т. 1. № 253), а недостающее его начало издано А. Н. Поповым в «Библиографических материалах»). В 1560 г. М. участвовал в соборе, заочно осудившем на казнь за «колдовство» руководителей Избранной рады А. Ф. Адашева и Сильвестра; он попытался было воспользоваться митрополичьим правом «печалования» и просил царя вызвать для участия в соборном суде самих обвиняемых, но получил отказ. В последние годы жизни, начиная с 1560 г., М. руководил работой над Степенной книгой, создаваемой по его инициативе Афанасием (Андреем). Деятельность М. как инициатора, создателя и редактора многих «великих» по объему книжных сводов, признанных впоследствии своеобразными «энциклопедиями» XVI в., и возглавляемая им работа по собиранию, изучению и организации массовой многократной переписки накопленного веками рукописного наследия заметно стимулировали развитие книгописных центров и в городах (Новгороде, Москве, Пскове и др.), и в монастырях, а его самого побудили способствовать открытию русской типографии (до выпуска первой печатной книги в 1564 г. он лишь немного не дожил). М. скончался ночью 31 декабря и на следующий день был похоронен в Успенском соборе Московского Кремля. Согласно Е. Е. Голубинскому (История канонизации... С. 361), М. не был канонизован, но имя его было занесено в число святых «не почитаемых». В некоторых сборниках XVIII в. (см., например, ГПБ, собр. Титова, № 1526/3729, л. 101 и № 1550/3639, л. 206 об.) сохранились свидетельства о существовании иконы с изображением митрополита. М., находившейся в Успенском соборе. С. О. Шмидт, который привлек к изучению текст повести 1564 г. «О свершении большия церкви Никитского монастыря», где М. дважды упомянут в одном ряду с московскими «чудотворцами» митрополитами Петром, Алексеем и Ионой (см.: Шмидт С. О. Становление... С. 239), считает, что канонизация М. предполагалась в 1564 г., но была отложена в связи с неблагоприятной обстановкой в стране. Вслед за В. О. Ключевским и Н. Г. Кунцевичем подготовительным материалом к созданию Жития М. было принято считать «Сказание о последних днях жизни митрополита». П. Веретенников (Памятники древнерусской литературы... С. 69) приводит шифр рукописного сборника, содержащего текст Жития М. (ГБЛ, ф. 256, л. 319–322), которое было создано без привлечения Сказания (Сборник описан И. И. Калигановым: Заметки о русской проложной редакции Жития Георгия Нового // Старобългаристика. 1979. № 1. С. 48–49). По отзывам современников, в частности А. М. Курбского, М. был человеком весьма образованным и начитанным: под его наблюдением и по его выбору делались многочисленные переводы «иностранских» книг с греческого и латинского языков (к примеру, перевод с латинского толкований на Псалтирь Брунона Вюрцбургского, выполненный в 1535 г. толмачом Дмитрием Герасимовым, а также целый ряд новых переводов различных сочинений для ВМЧ); им оставлена читательская запись на греческой Триоди, принадлежавшей митрополиту Фотию (Фонкич Б. Л. Греческо-русские культурные связи... С. 17). По словам новгородского архиепископа Феодосия, «писание» митрополита было «умедвено Омировым именем, Афинейским мудрованием украшено» (Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения. М., 1881. Отд. приложений. С. 58–59). О высокой филологической культуре М. свидетельствует полнота выявленных памятников, включенных в его «энциклопедические» книжные своды (особенно – ВМЧ), приемы работы с текстами, редактирование и применение сложнейшей систематизации собранного материала. Близкий писательским кругам, М. в свои личные сборники включал первоначальные редакции текстов (таков по составу его так называемый Макарьевский сборник – ГБЛ, собр. Румянцева, № 204, содержащий «Просветитель» Иосифа Волоцкого, Слово похвальное инока Фомы и др.). Сочинения М. полностью не выявлены. А. А. Зимин (И. С. Пересветов... С. 76, примеч. 37 и др.) приводит перечень 15 его посланий, поучений и грамот (упомянутых выше), исключив из списка грамоты делопроизводственного характера и дополнив сведения об изданных текстах указанием шифров неучтенных списков. Там же он, с большой долей сомнения, высказывает предположение о принадлежности М. еще одного неизданного поучения («Свиток сей положить на престол...» – ГБЛ, Фунд., № 28/224, л. 85–88). В. Жмакин атрибутировал М. и издал Поучение против разговаривающих в церкви («...аще кто с земным царем беседует»), созданное, по его мнению, не позднее 1563 г.; против его попытки приписать М. также и «Послание некоего новгородского архиепископа московскому митрополиту» выступил А. А. Зимин (И. С. Пересветов... С. 82), доказавший принадлежность этого послания преемнику М., новгородскому архиепископу Феодосию. Ряд ученых, к числу которых относятся Г. А. Розенкамф (Обозрение Кормчей книги в историческом виде. М., 1829. С. 535–596), Е. В. Барсов (Барсов Е. В. Предисловие // Горский А. В., Невоструев К. И. Описание Великих Четьих-Миней Макария, митрополита всероссийского // ЧОИДР. 1884. Кн. 1, отд. 2. С. IV), Ю. К. Бегунов (Кормчая Ивана Волка Курицына // ТОДРЛ. М.; Л., 1957. Т. 12. С. 145) и др., приписывают М. так называемую Сводную кормчую, между тем Б. М. Клосс обосновывает участие в ее составлении митрополита Даниила (Никоновский свод... С. 59 и др.). А. А. Зимин (И. С. Пересветов... С. 51–53) приводит дополнительные аргументы против отнесения митрополиту М. Послания царю Ивану Васильевичу из «Сильвестровского сборника» (ГПБ, Соф. собр., № 1281) и отмечает (Там же. С. 51) ошибку С. А. Щегловой, издавшей как текст М. сочинение Максима Грека (Щеглова С. А. Слово на победу над татарами в 1541 г. // ИОРЯС. 1915. Т. 20, кн. 2. С. 106–124). Д. Скворцов приводит данные о существовании «макарьевского перевода» Требника, текст которого использовал Дионисий Зобниновский при исправлении текста Требника в 1616–1618 гг. (Скворцов Д. Дионисий Зобниновский, архимандрит Троицкого Сергиева монастыря. Тверь, 1890. С. 206–207). Лишь путем специального исследования можно выявить сочинения М., включенные в ВМЧ. Автографы М., установленные к 1913 г., опубликованы Н. Поповым, однако и эта работа может быть продолжена. М. известен как создатель особой макарьевской школы письма и как строгий последователь возобладавшего в XVI в. торжественно-витиеватого, формализованного стиля «второго монументализма» (Лихачев Д. С. Развитие... С. 133–137). Инициатор «энциклопедических» сводов, которые предусматривали регламентацию круга чтения, тем и мыслей, М. стремился к соблюдению стилистической унификации и перед включением памятников в ВМЧ настаивал на стилистической переработке древнейших редакций. (Так, например, не отвечавшее этим требованиям Житие Петра и Февронии, написанное Ермолаем-Еразмом, не было включено в ВМЧ). Значение этих многотомных книжных сводов в истории русской культуры неоспоримо, так как в составе их сохранился некий репертуар русских оригинальных и переводных произведений, известных в рукописной традиции в сер. XVI в. М., как и ряд других древнерусских писателей, был «иконному писанию навычен»: в молодости участвовал в росписи Пафнутиево-Боровского монастыря (фрагменты этих росписей хранятся в ГИМ), возможно, расписывал каменную трапезную, построенную там в 1511 г.; затем в Новгороде, по-видимому, сам принимал участие в украшении Софийского собора, а на склоне лет (в 1555 г.) вместе с протопопом Благовещенского собора Андреем «обновлял» икону Николы Великорецкого (ПСРЛ. Т. 13, ч. 1. С. 254). Познания в этой области позволили ему вести профессиональные споры об изобразительных приемах иконографии с И. М. Висковатым. Изд.: ААЭ. Т. 1, № 184/IV, 213, 229, 253; АИ. Т. 1, № 159, 160, 172, 239, 292, 300; ДАИ. 1846. Т. 1, № 25, 28, 39, 40, 46; [Толстой Д. Н.] Описание евангелия, вложенного Макарием в Боровский Пафнутьев монастырь, с публикацией текста вкладной записи // Изв. Археол. об-ва. СПб., 1857. Т. 1, вып. 3. С. 179–182; С[убботин Н. И.] К материалам для истории Стоглава и его времени // Летописи Тихонравова. М., 1863. Т. 5. С. 126–136; Смирнов С. К. «Изложение соборное» Макария митрополита // ЧОЛДП. М., 1878. Ч. 1, № 1. С. 428–429; Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения. М., 1881. Прил. С. 57–62, 84–85 (см. также: ЧОИДР. 1881. Кн. 2. Прил. С. 57–62, 84–85); Барсов Е. В. Древнерусские памятники священного венчания царей на царство в связи с греческими их оригиналами: С историческим очерком чинов царского венчания в связи с развитием идеи царя на Руси // ЧОИДР. 1883. Кн. 1. С. 49–90; Попов А. Н. Библиографические материалы. М., 1889. Вып. 18. С. 34–36; ПСРЛ. СПб., 1904. Т. 13, ч. 1. С. 159, 163, 180–183, 186, 192–197, 225–227, 252–254; Ч. 2. С. 479–482, 489–494; П-ий М. Об одном послании митрополита Макария новгородскому архиепископу Пимену // ИОРЯС. 1907. № 4. С. 141–145; Моисеева Г. Н. Старшая редакция «Писания» митрополита Макария Ивану IV // ТОДРЛ. М.; Л., 1960. Т. 16. С. 466–472; Веретенников П. Первосвятительская деятельность Макария, митрополита московского и всея Руси // Вестн. Русского западноевропейского патриаршего экзархата. Париж, 1980–1981. № 105–108. С. 244–245, примеч. 104. Доп.: Из Великих Миней Четьих Макария // ПЛДР. Вторая половина XVI века. М., 1986. С. 478–549, 625–640. Лит.: Калайдович К. Ф., Строев П. М. Обстоятельное описание славяно-российских рукописей, хранящихся в Москве в библиотеке гр. Ф. А. Толстова. М., 1825. 1 отд. С. 20, 72, 78, 162, 170–171; 2 отд. С. 218–219, 473–486, 539; Евгений [Болховитинов Е. А.] Словарь исторический о бывших в России писателях духовного сана греко-российской церкви. СПб., 1827. Т. 2. С. 10–22; Филарет. Обзор. С. 147, 153–155; Макарий [Булгаков]. 1) О новгородских Макарьевских Четиих-Минеях: Заметки // Летописи Тихонравова. М., 1859. Т. 1. Смесь и библиография. С. 68–73; 2) Московский митрополит Макарий как литературный деятель // Христ. чт. СПб., 1873. № 4. С. 597–657; 3) История русской церкви. 2-е изд. СПб., 1874. Т. 6. С. 209–362; СПб., 1874. Т. 7. С. 71–73, 404–462; СПб., 1887. Т. 8. С. 43–63; Нильский И. Преподобный Максим Грек, исповедник просвещения в XVI веке // Христ. чт. СПб., 1862. Ч. 1. С. 366–378; Дополнительные объяснения к изданию Стоглава // ПС. 1862. Ч. 3. С. 297–339; Послание опального к новгородскому архиепископу Макарию // Там же. 1863. Ч. 3. С. 406–420; Тихонравов Н. С. Заметка для истории Стоглава // Летописи Тихонравова. М., 1863. Т. 5, отд. 3. С. 137–144; Николаевский П. В. Русская проповедь в XV–XVI вв. // ЖМНП. 1868. Ч. 137, № 2. С. 362, 370; Шишов А. Всероссийский митрополит Макарий и его заслуги для русской церкви // Странник. СПб., 1869. № 12. С. 75–106; Никитский А. Очерк внутренней истории церкви во Пскове // ЖМНП. 1871. Т. 55, № 5 (май). С. 61–62, 67–68; Ключевский В. О. 1) Древнерусские жития. С. 221–297; 2) Курс русской истории. М., 1906. Т. 2. С. 321; [Костомаров Н. И.] Отрывок из Летописи о временах царя Иоанна Васильевича Грозного: 1563–1567 гг. (№ 4)// РИБ. СПб., 1876. Т. 3. Стб. 198–205; Лебедев Н. 1) Макарий, митрополит всероссийский: (1482–1563) // ЧОЛДП. 1877. Ч. 2, № 9. С. 392–406; № 10. С. 444–478; 1878. Ч. 1, № 1. С. 391–429; 1880. Ч. 2, № 9. С. 286–310; 1881. Ч. 2, № 7. С. 47–69; 2) Стоглавый собор 1551 г.: Опыт изложения его внутренней истории // Там же. 1882. Ч. 1, № 1. С. 19–81; № 4. С. 419–454; Ч. 2, № 8. С. 87–102; Барсов Н. И. К вопросу об авторе «Послания к царю Ивану Васильевичу» Сильвестровского сборника библиотеки С.-Петербургской духовной академии // Сборник Археол. ин-та. СПб., 1880. № 4. С. 108–109; Заусцинский К. Макарий, митрополит всея России // ЖМНП. 1881. № 10 (окт.). С. 209–259; № 11 (нояб.). С. 1–38; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 344–345; Строев. Словарь. С. 272–274; Васильев В. Соборы 1547 и 1549 годов // Христ. чт. СПб., 1889. № 1–2. С. 33–65; № 3–4. С. 266–292; Дьяконов М. А. Власть Московских государей: Очерки из истории политических идей древней Руси до конца XVI в. СПб., 1889. С. 108–110, 128; Кунцевич Г. 3. 1) Два рассказа о походах царя Ивана Васильевича Грозного на Казань в 1550 и 1552 годах // Отчет о заседаниях ОЛДП в 1897–1898 гг. СПб., 1898. Прил. С. 23–25 (ПДПИ. Т. 130); 2) Сказание о последних днях жизни митрополита Макария: 15 сент. – 31 дек. 1563 г. // ИОРЯС. 1910. Т. 14, кн. 4. С. 155–164 (Доклад 18 февр. 1905 г. в ОЛДП; То же с публикацией текста: Отчеты о заседаниях ОЛДП в 1907–1910 гг. СПб., 1911. С. 1–27 (ПДП. Т. 176)); Воронин Ф. [Макарий, митрополит московский и всея Руси, и литературная его деятельность] // Тр. Киевской духовной академии. 1900. № 4. Прил. С. 158–160; № 5. С. 161; Голубинский Е. Е. 1) История русской церкви. Т. 2, 1-я пол. С. 744–875; 2) История канонизации. С. 361; Сергий. Полный месяцеслов Востока. Владимир, 1901. Т. 2. С. 566 (Прил. 3. Русские святые в полных рукописных святцах, неканонизированные и нечтимые местно); Кадлубовский А. Очерки по истории древнерусской литературы житий святых. 5. Русские жития XV–XVI вв. и современные им направления русской религиозной мысли // РФВ. 1901. № 3–4. С. 63–128; Малинии В. Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послания. Киев, 1901. С. 599–610; Державин Н. С. Степенная книга как литературный памятник // Изв. XII Археол. съезда в Харькове: 15–27 авг. 1902 г. Харьков, 1902. С. 97–98; Павлов А. С. Курс церковного права. Троице-Сергиева лавра, 1902. С. 119–120; Готье Ю. В. 'Первые земские соборы и их происхождение // Научное слово. 1903. № 3. С. 290; Васенко П. Г. «Книга Степенная царского родословия» и ее значение в древнерусской исторической письменности. СПб., 1904. Ч. 1. С. 157, 170–171, 180–191, 217, 231 (Зап. ист.-филол. ф-та Петербургск. ун-та. Ч. 73); Жданов И. Н. Материалы для истории Стоглавого собора // И. Н. Жданов. Сочинения. СПб., 1904. Т. 1. С. 171–172, 174, 176, примеч. 2; Бочкарев В. Н. Стоглав и история собора 1551 г.: Историко-канонический очерк. Юхнов, 1906. С. 71–83, 231–233, 239; Иконников. Опыт по историографии. 1908. Т. 2, кн. 2. С. 1727; Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакции и состав: К истории памятников древнерусского церковного права. СПб., 1909. С. 3–11, 47–55; Макарьевский Стоглавник // Тр. Новгородск. губернской ученой архивной комиссии. Новгород, 1912. Вып. 1. С. I–IV, 1–135; Попов Н. П. 1) Автографы митрополита Макария, собирателя Великих Миней // ЛЗАК за 1912 год. СПб., 1913. Вып. 25, отд. 2. С. 1–12; 2) О возникновении Московской Синодальной (Патриаршей) библиотеки // Сб. статей к 40-летию ученой деятельности академика А. С. Орлова. Л., 1934. С. 29–38; Георгиевский В. 1) Евангелие 1532 г. архиепископа новгородского Макария, хранящееся в Пафнутиевом Боровском монастыре // Светильник. М., 1915. № 1. С. 8–15, ил.; 2) Миниатюры Евангелия 1532 г. новгородского архиепископа Макария // Там же. № 3–4. С. 3–7, ил.; Смирнов И. Материалы для характеристики книжной деятельности всероссийского митрополита Макария //БВ. 1916. № 5 (май). С. 163–189; № 6 (июнь). С. 275–291; Вальденберг В. Древнерусские учения о пределах царской власти. Пг., 1916. С. 287–291; Анисимов В. Митрополит Макарий (1482–1563) // Изв. Об-ва служащих в печатных заведениях. 1917. № 61–62. С. 752–756; Платонов С. Ф. Иван Грозный (1530–1584). Пб., 1923. С. 54; Лавров Н. Ф. Заметки о Никоновской летописи // ЛЗАК за 1926 г. Л., 1927. Т. 34, вып. 1. С. 89–90; Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. Л., 1928. С. 313; Орлов А. С. Книга русского средневековья и ее энциклопедические виды // Докл. АН СССР. Сер. «В». 1931. № 3. С. 37–51; Андреев Н. Е. 1) О «Деле дьяка Висковатаго» // Seminarium Kondakovianum. Прага, 1932. Т. 5. С. 191–242; 2) Митрополит Макарий как деятель религиозного искусства // Там же. 1935. Т. 7. С. 227–244; Виппер Р. Ю. Иван Грозный. 2-е изд. Ташкент, 1942. С. 42–43; Смирнов И. И. 1) Иван Грозный. Л., 1944. С. 24–25, 31; 2) Иван Грозный и боярский «мятеж» 1553 г. // ИЗ. 1953. № 43. С. 171–172; 3) Очерки политической истории Русского государства 30–50-х годов XVI века. М.; Л., 1958. С. 407–408, 420; 4) Максим Грек и митрополит Макарий // Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран. Сб. статей к 70-летию М. Н. Тихомирова. М., 1963. С. 173–180; Бахрушин С. В. 1) «Избранная рада» Ивана Грозного // ИЗ. 1945. № 15. С. 34–35, 54; 2) Иван Грозный в свете новейших исследований // С. В. Бахрушин. Научные труды. М., 1954. Т. 2. С. 334; Будовниц И. У. 1) Русская публицистика XVI века. М.; Л., 1947. С. 188–198, 230–232; 2) Словарь. С. 162, 248, 267; 3) Монастыри на Руси. С. 14, 55, 75–76, 228, 302–303, 319; Лихачев Д. С. 1) Русские летописи и их культурно-историческое значение. М.; Л., 1947. С. 363–374, 475–479; 2) Культура русского народа X–XVII вв. М.; Л., 1961. С. 75–78; 3) Система литературных жанров Древней Руси // Славянские литературы. V Международный съезд славистов. (София, сент. 1963 г.): Докл. сов. делегации. М., 1963. С. 47–70; 4) Принцип ансамбля в древнерусской эстетике // Культура Древней Руси. М., 1966. С. 119–120; 5) Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967. С. 33–34 и др.; 6) Человек в литературе Древней Руси. М., 1970. С. 9–10, 97–103; 7) Развитие русской литературы X–XVII веков: Эпохи и стили. Л., 1973. С. 130–137; Лурье Я. С. 1) Первые идеологи московского самодержавия // Учен. зап. ЛГПИ. 1948. Т. 78. С. 3–107; 2) Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV – начала XVI века. М.; Л., 1960. С. 213, 283, 386, 458–507; Pascal P. Lе mеtropolite Macarie et ses grandes enterprises litteraires // Russie et Chrétienté. 1949. N 1–2. P. 7–16; Кудрявцев И. М. «Послание на Угру» Вассиана Рыло как памятник публицистики XV в. // ТОДРЛ. М.; Л., 1951. Т. 8. С. 182– 183; Спасский Ф. Т. Русское литературное творчество Макарьевского периода // Православная мысль. Париж, 1951. Вып. 8. С. 128–136; Зимин А. А. 1) О политической доктрине Иосифа Волоцкого // ТОДРЛ. М.; Л., 1953. Т. 9. С. 171, 176–177; 2) И. С. Пересветов и его современники: Очерки по истории русской общественно-политической мысли середины XVI века. М., 1958. С. 29–31, 42–44, 51–53, 71–108, 111–112, 119–123, 127–132, 174, 220, 381–383, 395, 423, 452; Шепелева Л. С. Культурные связи Грузии с Россией в X–XVII вв. // ТОДРЛ. М.; Л., 1953. Т. 9. С. 311–312; Муравьев Н. Митрополит Макарий как составитель Великих Четьих Миней: К 400-летию составления Великих Четьих Миней // Журнал Московской патриархии. 1953. № 5. С. 49–54; Дмитриева Р. П. 1) Сказание о князьях владимирских. М.; Л., 1955. С. 111–120, 131–135; 2) Волоколамские четьи сборники XVI в. // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 28. С. 208, 211, 214–217, 221; Мнева Н. Е. Макарий // История русского искусства. М., 1955. Т. 3. С. 572–578, 605–606; Насонов А. Н. 1) Летописный свод XV века: по двум спискам / Подгот. текста и вводная ст. // Материалы по истории СССР. М., 1955. Вып. 2. С. 277–278; 2) Материалы и исследования по истории русского летописания // ПИ. М., 1958. Вып. 6. С. 248–249; 3) История русского летописания XI – начала XVIII века: Очерки и исследования. М., 1969. С. 253–254, 326–327, 336–337, 353–359, 390–393, 456–471, 487; Моисеева Г. Н. «Валаамская беседа» – памятник русской публицистики середины XVI века. М.; Л., 1958. С. 180; Тихомиров М. Н. 1) Новый материал об Иване Грозном // ТОДРЛ. М.; Л., 1958. Т. 14. С. 47–255; 2) Россия в XVI столетии. М., 1962. С. 314–315; Послания Иосифа Волоцкого / Подгот. текста А. А. Зимина и Я. С. Лурье. М.; Л., 1959. С. 19, 32, 93–96, 109–113, 118–121, 286, 290–295, 373; Подобедова О. И. К вопросу о составе и происхождении Лицевого летописного свода второй половины XVI в. // ПИ. М., 1961. Т. 9. С. 313–314, примеч. 97; Сергеев В. И. Макарий // Сов. ист. энциклопедия. 1965. Т. 8. С. 919; Успенский Л. Роль московских соборов XVI века в церковном искусстве // Вестн. русск. западно-европейского патриаршего экзархата. Париж, 1968. № 64. С. 217–250; Покровский Н. Н. 1) Сибирская находка: Новое о Максиме Греке // ВИ. 1969. № 11. С. 129–138; 2) Судные списки Максима Грека и Исака Собаки / Изд. подгот. Н. Н. Покровский; Под редакцией С. О. Шмидта. М., 1971. С. 17, 35–42; Казакова Н. А. Очерки по истории русской общественной мысли: Первая треть XVI века. Л., 1970. С. 146, 187, 212–213; Клосс Б. М. Деятельность митрополичьей книгописной мастерской в 20–30-х годах XVI века и происхождение Никоновской летописи // Древнерусское искусство: Рукописная книга. М., 1972. С. 318–338; Фонкич Б. Л. 1) Греческая рукопись митрополита Фотия // Там же. С. 191; 2) Греческо-русские культурные связи в XV–XVII вв.: Греческие рукописи в России. М., 1977. С. 14–19; Шмидт С. О. Становление российского самодержавства: Исследование социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1973. С. 22–26, 61, 77, 83–93, 105–107, 118, 140, 156, 161–169, 179–187, 194–196, 205–206,–209, 231, 239; Адрианова-Перетц В. П. К вопросу о круге чтения древнерусского писателя // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 28. С. 3–29; Морозов В. В. Царственная книга и книга Степенная царского родословия // Конф. по истории средневековой письменности и книги: К 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции: Тез. докл. Ереван, 1977. С. 58–59; Макарий [Веретенников П.]. 1) Святитель Макарий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова (1526–1542) // Журнал Московской патриархии. 1979. № 8. С. 69–79; 2) Повесть о кончине всероссийского митрополита Макария // Wissenschaftliche Zeitschrift Martin-Lüther Universität. Halle-Wittenburg. Geselschafts uad sprachwissenschaftliche Reihe. 1985. Bd 34. H. 3. S. 74–93; 3) Памятники древнерусской литературы, содержащие описание последних дней земной жизни подвижников XV–XVI веков // Журнал Московской патриархии. 1986. № 11. С. 68–72; Miller D. S. The Velikie Minei Čhetii and the Stepennaia Kniga of Metropolitan Makarij and the Origine of Russian National Consciousness // Forschungen zur osteuropäischen Geschichte. Berlin, 1979. Bd 26. S. 274–383; Боева Л. Традиции Тырновской школы в болгарских и русских житиях XVI в. // Търновска книжовна школа. София, 1980. Т. 2. С. 253–265; Библиотека Ивана Грозного: Реконструкция и библиографическое описание / Сост. Н. Н. Зарубин; Подгот. к печ., примеч. и доп. А. А. Амосова. Л., 1982. С. 11–12, 43–44, 47–48, 91–93, 98–117. Доп.: Дробленкова Н. Ф. Из истории жанра Миней Четьих в русской литературе (XI–XIX вв.) // Армянская и русская средневековые литературы. Ереван, 1986. С. 139–181.
Н. Ф. Дробленкова

Словарь книжников и книжности Древней Руси.